Туманная история

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Туманная история » Канцелярский отдел » Анкета Руала Каллагена


Анкета Руала Каллагена

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1) Имя
Руал Каллаген
Прозвище: крысобой (см. биографию)
2) Раса
маг
3) Возраст и пол
35/ мужской
4) Внешность
Каллаген чертовски похож на своего деда, это замечают все, кто близко знаком с семьей. Тоже длинное, породистое лицо коренного британца, тонкие черты лица, выступающие скулы, длинный прямой нос. От матери он взял только самое лучшее – темные, прямые волосы и синие, пронзительно-печальные глаза. Они у Руала такие с самого детства, хотя, казалось, мальчику было не на что жаловаться. Постоянства в выборе причесок нет, это может быть и колючий, начавший рано седеть, как у отца, ежик, а может и густые, педантично зачесанные назад пряди. На висках хорошо заметны небольшие залысины, к старости не обещающие превратиться в полноценную лысину. Щетина – вот проклятие всех мужчин семейства Каллагена (отец Руала даже в один прекрасный момент начал отращивать бороду, заявив, что ему надоело бороться). Она растет с невероятной скоростью, бриться приходится каждый день, а перед важными встречами так и по два-три раза. В противном случае подбородок Руала покрывается тонкой, колючей черно-серой щетиной. Лет в шестнадцать, когда подросток только начал ощущать это семейное проклятие в полной мере, она вырастала так быстро и была пронзительной иссиня-черной, что он думал, что кто-то из недругов умудрился сглазить. С возрастом рост стал не таким интенсивным, а из-за седины лицо больше не похоже на рожу бродяги, но порой неприятно…
Рост Каллагена относительно невысокий, 176 см, фигура умеренно-спортивная. Когда-то он играл загонщиком за сборную своего факультета и это заметно по его массивным плечам  и широкой груди. Пальцы на руках тонкие, длинные, очень аристократичные. Ногти всегда вычищены. Имеет порой довольно угнетающую для окружающих привычку хрустеть суставами кистей. Голос Министра низкий, грудной. Может показаться, что он выплевывает вам слова, до того они отрывисты. Смеется редко, чаще улыбается.
В одежде придерживается здорового консерватизма. Он легко и непринужденно носит дорогие, строгие костюмы, как будто и был в них рожден. Но с той же врожденной грацией, свойственной всем детям старинных фамилий, облачается и мантию волшебника, и в магловские футболки и джинсы. Но ничего лишнего в его гардеробе нет, только то, что Руал действительно будет носить. Из украшений он носит только старые, еще прапрадедовы запонки с какими-то водянисто-голубыми камнями.
Особые приметы: на спине длинный, бледный шрам, оставшийся после довольно неприятной встречи с мантикорой, выпущенной на улицы Лондона кем-то из Пожирателей смерти еще при Волан-де-Морте.
5) Характер
Руал холоден и спокоен, как сталь клинка. И, так же как сталь оружия, опасен. Каллаген прекрасно осознает, что является сильным волшебников, с которым сладит не всякий, уверен в своих силах и отлично знает, когда остановиться. Таким Министра магии видят каждые день подчиненные, журналисты и посетители.
Кстати, Руал гостеприимен до крайности, все самое лучшее он предложит визитеру, желанному или не очень. Дверь его дома всегда открыта, а гостевая комната всегда приготовлена.
Каллагена можно назвать смелым, решительным человеком, готовым рисковать, но рисковать только собой. Ни за что на свете он не станет посылать на смерть подчиненных, когда уверен, что бой не выиграть. И дело не только в экономии людских ресурсов, но и в демографическом кризисе, поразившем старушку Европу. Азартен, его захватывает всякое дело, за которое он бы не взялся. Воюет он не за высокие идеалы добра и морали, а за то, чтобы и завтра каждый житель Лондона мог спокойно, не оглядываясь и не таясь выпить кофе на Бэйкер-стрит.
Приветлив, улыбчив и, кажется, открыт в общении. Но не обольщайтесь. Каллаген наговорит вам уйму забавных фактов, но самое главное припасет в закромах души, куда нет хода никому. В бесе старается подавить собеседника, говорит громко, часто использует фразеологизмы и цитаты из классиков, в том числе и магловских. Однако, в спорах Руал редко переходит на личности, предпочитая оперировать общими доказательствами и фактами.
Каллаген наделен своеобразным чувством юмора, позаимствованным у отца, но никто еще не сказал, что шутки его дурно пахнут. Часто оно ядовиты, циничны, а в кругу близких знакомых еще и оскорбительны, но никогда пошлые.
После смерти жены ко всем женщинам относится приветливо-равнодушно, не проявляет интереса к длительным интимным отношениям, перебиваясь случайными любовницами. И, конечно, хранить подробности своей личной жизни в строжайшем секрете. Может быть, он и встретит женщину, способную перебороть его страх перед моногамными, постоянными отношениями, но это крайне маловероятно.
С коллегами и подчиненными улыбчив, но немногословен, предпочитая сотрудникам Министерства жаловаться на бытовые невзгоды. Теперь Каллаген очень даже неплохо осведомлен о семейной жизни многих волшебников, встречающихся в коридорах Министерства. С журналистами сдержанно-холоден.
Вообще, Руана Каллагена воспитывали как джентльмена, постоянно повторяли про семейную честь и долг перед «великими предками». Потому Министр очень щепетилен в этом плане, хотя «горячей головой» и дуэлянтом его не назовешь. Как-то перерос он это. Теперь предпочитает решать все проблемы, от личных до международных, хорошо подобранным словом или приятным подарком. Худой мир лучше хорошей войны…Хорошие манеры, учтивое обращение и вечная циничная усмешка на тонких губах, так, что не догадаешься, какие страсти бушуют в душе у волшебника – вот издержки аристократического воспитания.
6) Биография
До определенного момента семья Каллагенов считалась старейшим магическим семейством Британских островов. Эти потомки коренных англов могли бы перечислить свою родословную от самого Артура, командующего римским легионом в Британии. Но не имели привычки кичится знатностью, как всякие там Малфои и Блэки. Все они с попеременным успехом учились то на Когтерване, то на Гриффиндоре, были больше спортсмены, чем хорошие ученики и, окончив Хогвартс, отрешались от внешнего мира в семейном замке в Шотландии. В период Буржуазной революции семейное гнездо Каллагенов было разрушено по личному приказу Кромвеля, а семья, вернее то, что от нее осталось, переехало в Лондон. Там они породнились с Мраксами, Певереллами, Пруэттами и некоторыми другими известными в наше время фамилиями. И, вероятнее всего, семья бы растворилась в этих благородных и влиятельных семьях (в роду не осталось ни одного наследника-мужчин), но жены отказывались брать фамилию мужа, а среднего сына нарекали Каллагеном. Так род уцелел до наших дней…
И кара за множество родственных браков нагрянула в середине XX века. Единственный на тот момент наследник Каллагенов оказался сквибом. Какой это был позор древнейшему и знатнейшему семейству! Все насмехались над ними, утверждали, что, кажется, еще одна семья тю-тю, выродилась… Мальчик получил отличнейшее магловское образование. «Эх, если бы был магом, стал бы Министром», часто повторяли родственники. А мужчина, видимо замученный немыми упреками семьи, побуждаемый кучей комплекосов, рожденных бесконечными насмешками и жалостью, взял да и стал министром. Премьер-министром маглов. Эти три года были самыми прогрессивными в плане общения волшебников, по натуре консервативных донельзя, и маглов, не признающих никакого чародейства. Нет, конечно пакт о секретности нарушен не был, просто многие колдуны и колдуньи впервые узнали, что такое электричество, машины или телефоны. Время было признано периодом технической модернизации волшебного сообщества.
Сквиб не мог жениться  на волшебнице, да и кто согласится. Потому женой его была обыкновенная магла, ничего неподозревающая о колдовстве. Пока  у них не родился сын Джулиан. Тот, в свое время, закончил Хогвартс, стал заурядным волшебником.
Весь магический потенциал, дремавший в отце и деде, расцвел буйным цветом в Руале, старшем сыне Джулиане. Остальные двое детей-близнецов умерли еще в младенчестве от драконьей оспы. А Руал, родившийся за восемь лет до первого падения Темного лорда, оказался наредкость живучим мальчиком, подвижным и непоседливым. Магический дар в нем начал проявляться поздно, все думали, что внешняя схожесть с дедом наложила отпечаток и на способностях ребенка. Дар проявился и застонали все: то старинную вазу взглядом сдвинет, то кошку заколдует, то еще чего уторит…  Одним словом, Джулиан со своей тихой, вечно больной женой чрезвычайно обрадовались письму из Хогвартса.
Куда же распределила его шляпа? «Только не Пуффендуй! Только не Пуффендуй», - мысленно молил он, говорили, там учатся одни тупицы. «И не собиралась,» - ворчливо ответила шляпа и отправила его на…Гриффиндор, где в последний раз учился его прадед.
Семь лет школьной жизни пролетели как один. С третьего курса он играл в квиддич загонщиком. Самыми успешными предметами для Руала стали Защита от Темных искусств, трансфигурация и магловедение. Сдав СОВ гораздо лучше, чем его отец, младший Каллаген выбрал предметы, необходимые не для мракоборца, как хотела его семья, юноша не любил дуэлей, хотя и участвовал в них частенько, а для отдела Международного сотрудничества. Будь воля Руала, он бы стал вообще спортсменом, но тут уж и дед, и отец были непоколебимы – первый за последние годы талантливый Каллаген не станет безмозглым инвалидом к тридцати годам.
Хорошо выдержав и ЖАБА, и собеседование в Министрстве, молодой Каллаген очутился в Международном бюро магического законодательства. Времена были тяжелыми, сам Тот-кого-Нельзя-Называть пропал, а вот его приспешники все еще «дарили» незабываемые часы правительству и мракоборцам в частности. Срочно требовалось налаживать новые междунородные контакты, прерванные в связи с войной. Особенно тяжело было договориться с Румынией. Туда то, в составе большой группы, возглавляемой неким Фрэнсисом, и отправился молодой человек. К тому времени, как дела в этой далекой стране на востоке континента были налажены, Визенгамот оправдал Каркарова, бежавшео на далекую историческую родину- не север, в Дурмстранг. И Каллагену, отлично проявившему себя в переговорах, было поручено присматривать за бывшим Пожирателем смерти. Много лет Руал провел в стенах Института, научился некоторым приемам, саойственным только северянам. Там же и женился. В общем, именно это-то и задержало Каллагена так надолго.
Как сейчас, Руал помнит этот теплый вечер. Он, как и было велено, старался всячески заслужить дружбу Игоря, сопровождал его на всевозможные вечеринки и фуршеты. И на этот ужин в доме у бывшего приспешника Темного лорда, к своему удивлению, получил приглашение. Обычный скучный банкет, связанный с тем, что Каркаров получил место преподавателя в Институте, выдерживать которые с монотонно-приветливой улыбкой приучила Каллагена еще бабушка. Если бы не…
- Мистер Каллаген, вот и вы! –в этот день Игорь выглядел великолепно. – Позвольте познакомить вас с моей племянницей, Маргаритой. Маргарита это Руал Каллаген, гость из Британии…
- Очень приятно, мистер Каллаген, - величественно протянув руку, отозвалась она. Мечтательный взгляд, нежная, бледная кожа, светлые, густые волосы…
- Можно просто Руал, миледи, - отозвался он…
Так началось их долгое знакомство, апогеем которого стал брак… Каркаров тогда казлся милейшим человеком, даже его нелепая бородка не вызывала чувства раздражения в англичанине. Он продолжал следить за бывшим Пожирателем смерти, вести переговоры с местным правительством. И стал одним из инициаторов Турнира Трех Волшебников, хотя сам на нем и не присутствовал. Жена должна была вот-вот разродится… Но Судьба не пожелала, чтобы род Каллагенов продолжился именно тогда. Умер не только ребенок, но и мать его…  Однако, Руал не торопился домой. Спустя полгода именно он заприметил избу, над которой плыла Черная метка Пожирателей смерти. На полу, у самого выхода, смешно раскинув руки, лежал Игорь Каркаров, бывший Директор Дурмстранга, бывший Пожиратель смерти, бывший друг… Не прошло и трех недель, как Руал передал все дела приемнику из Лондона, вернулся на историческую родину.
Он снимал комнату в «Дырявом котле», хотя на окраине столицы его ждал отчий дом. Но что пустое строение и без того одинокому человеку ,осознавшему, что нет больше людей, которым действительно нужен именно Руал Каллаген, а не сотрудник Международном бюро магического законодательства. Волшебник каждое утро начинал со стакана виски, отсиживал несколько часов в маленьком кабинете в Министерстве, а потом возвращался за стойку, из-за которой сердобольный Том выносил его в комнату в непотребном состоянии. Вывел его из этого состояние как ни странно Люциус Малфой. Он прилюдно насмехался над уже «готовым» Руалом, показывая, как могут опуститься древние семейства. «Сперва у них в роду погание сквибы появляются», - громко вещал он на весь паб. – «А потом и наследники спиваются…»  К несчастью  для Малфоя,  был  Каллаген хорошим волшебником с завидной реакцией. Даже с пьяных глаз осторожный Руал не стал применять ничего опасного, простой сглаз, от которого беловолосый аристократ намертво прилип к стене, но которую лениво опирался. «Благо наши наследники не забыли, что такое честь», намекая на преступное прошлое прохрипел Каллаген. Но пить больше не стал…
Стыд, жгучий, липкий, противный стыд, как гной бубонтюбера выжег жалость к самому себе из души мага. Начать все с чистого листа. Особенно теперь, когда Влан-де-Морт возродился. Путь на верх, поближе к Министерскому креслу для него был заказан, уж очень не любил он самого Фаджа, отказывающегося впустить в свой выдуманный мирок жестокую реальность. Добровольно перевелся в отдел Обеспечения магического правопорядка, из-за чего сдавал экзамен лично Аластору Грюму. Принимал участие в отлове Пожирателей смерти в Министерстве магии, когда те проникли в Отдел тайн.
Сразу же за этими событиями прошло избрание нового министра и Руал снова начал верить в то, что правильно выбрал свою профессию. Но и тут его надежды не оправдались. Узнав о том, что Даблдор, виднейший маг своего времени, отказал Скримджеру в помощи, он уже заподозрил неладное, а получив приказ арестовывать всех, на кого «покажут пальцем» Каллаген только ядовито прокомментировал приказ, хотя и выполнил его…  Все мы подневольные…
С замиранием сердца через год следил за тем, как все Министерство в придачу в Пожирателям, пытаются поймать кучку подростков. Казалось бы «Что он Гекубе, что ему Гекуба», ан нет,  болел за них мужчина всей душей. Принял участие в обороне Хогвартса.
После окончательного падения Темного лорда, вернулся в свой старый отдел, а позже и возглавил его, как некогда Барти Крауч (с). К сожалению, не продержавшийся на посту и шести лет, Кингсли Бутсфер заболел редкой для магического сообщества болезнью, называемой деликатно «Синдром королевского преследования» или попросту паранойей. Возможно, сказались годы, проведенные в мракоборцах, а может просто психика не выдержала, с сильными людьми так бывает.
Преемником его стал Руал Каллаген, показавший себя и дальновидным дипломатом, и смелым бойцом. Да и родословная что надо… В политике своей он придерживался курса Кингсли, восстановления страны после очередной войны, отлавливал остатки Пожирателей смерти, налаживал связи… «Где-то это все мы уже проходили», - нередко бормотал он, прохаживаясь по кабинету. Циничных комментариев удостаивался каждый новый «Волан-де-Морт», которого тут же сажали или в Азкабан, или в отделение для психических больных в лечебнице Св. Мунго.
Однако, когда война деликатно постучала в двери, Руал не пытался ей объяснять, что ей надо к соседям. Он понял, что теперь у него есть один выбор: либо он прослывет паникером, либо станет безработным. Второй вариант его явно не устраивал…
Многие считали его методы борьбы неэффективными, чересчур либеральными, ссылаясь на возрожденный Орден Феникса (воистину Феникс), а кто-то вообще высказывался за то, чтобы примкнуть к новоявленному Темному лорду. И тех и тех Каллаген вежливо попросил заткнуться, не ввязываясь в полномаштабную войну, стараясь контролировать ситуацию, отлавливать Пожирателей в городах, но не допуская побоищ на площадях, так любимых Орденом Феникса. Пугать мирный люд не стоит. И пока эта тактика действует. По крайней мере, вопрос о смене главы сообщества не подымается…
7) Должность
Министр магии
8) Особые магические способности
После того, как в 13 колене Каллагены породнились с Мраксами (см. био), все потомки оказались наделены их фамильным даром - умением беседовать на змеином языке (змееуст, проще говоря). И Руал Каллаген отнють не исключение. (пассивная способность)
Зарегестрированный анимаг с 26 лет. Форма превращения: ирландский волкодав. Срок: боле 3 минут (от 5 до 7 обычно).
9) Связь
wolchenoKK@rambler.ru
486752201

0

2

Интересная личность с интересной судьбой. Чтение доставило удовольствие =)
Приняты, шеф

0


Вы здесь » Туманная история » Канцелярский отдел » Анкета Руала Каллагена